Возникает «буквально из интернета»: российский суд попытался объяснить феномен криптовалюты

Возникает «буквально из интернета»: российский суд попытался объяснить феномен криптовалюты

Отсутствие в РФ законодательного регулирования криптовалютного рынка и четко сформулированной терминологии пока что играют не на руку судебному производству по делам, относящимся к индустрии. Тем не менее суды так или иначе выносят решения по таким разбирательствами и их резолютивная часть заслуживает отдельного внимания.

В ноябре 2019 компания «Краудвиз» безуспешно пыталась оспорить решение арбитражного суда об отклонении ее иска к компании партнеру «Криптон», на платформе которой проводила токенсейл. По утверждению истца, пользуясь своими правами интеллектуального собственника, «Криптон» заблокировал платформу и присвоил себе привлеченные средства в размере 2.14 ВТС, 1922.9 ЕТН и 199.5 LTC.

Обосновывая причину отклонения иска, судья отметила, что «проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты не защищены законами России».

При этом она указала на принципиально отличающийся «способ возникновения криптоденег в цифровом пространстве»:

«Криптовалютные единицы появляется уже в электронном виде. «Выпуск» цифровых денег происходит различными способами: это ICO, майнинг, форжинг, то есть криптовалюты возникает буквально «из интернета»».

Исходя из того, что обращение криптовалюты «происходит по системе «блок-чейна»», судья приходит к выводу, что «криптовалюта представляет собой некоторый набор символов знаков, содержащихся в информационной системе, при этом доступ к информационной системе осуществляется с помощью информационно-телекоммуникационной сети с использованием специального программного обеспечения».

Суд указывает, что из-за отсутствия понятия «криптовалюта» в законодательстве, невозможно однозначно определить, к какой категории она относится — «имущество», «актив», «суррогат», «информация», и, соответственно, урегулировать отношения связанные с криптовалютой. Однако, согласно статье 128 ГК РФ, может расцениваться как «иное имущество».

Дополнительную сложность для суда представила доказательная база истца, состоящая в том числе из электронной переписки сторон. Ее текст, как сказано в документе, «изобилует компьютерными терминами на иностранном языке, не имеющими отношения к предмету и основанию иска (без соответствующего перевода)».

Учитывая все вышеперечисленное, судья сделала вывод об отсутствии каких-либо относимых и допустимых доказательств по предъявленному иску.

«Действующему законодательству РФ не известен такой способ защиты права как обязательство обеспечить возврат криптовалюты на цифровые кошельки. Указанный способ защиты права не указан в статье 12 ГК РФ, а значит не является законным способом защиты права и не может быть использован, то есть в данном случае истец лишен права на судебную защиту своих нарушенных прав», — резюмировала судья.

Внести ясность в терминологическую путаницу и позволить владельцам криптовалюты отстаивать свои права в суде теоретически мог бы законопроект «О цифровых финансовых активах». Однако его принятие откладывается на протяжении нескольких лет. Последний из озвученных сроков рассмотрения — март 2020 года.

Источник: forklog

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.